Респираторная поддержка при COVID-19 — Про Паллиатив

Респираторная поддержка при COVID-19

Depositphotos.com
Материалы лекции об особенностях респираторной поддержки и ведения пациентов с COVID-19
Время чтения: 9 мин.
Depositphotos.com
Содержание
Течение ОРДС и осложнения при COVID-19
Повреждения сердца при COVID-19
COVID-19 и повреждения легких
Реабилитация после тяжелой вирусной пневмонии

В декабре 2020 года прошла первая «Респираторная школа» для врачей. Организовали школу фонд «Живи сейчас», он помогает людям с боковым-амиотрофиечским склерозом. В рамках школы лекцию об особенностях респираторной поддержки и ведения пациентов с COVID-19 прочитала Зульфия Сукмарова, к.м.н, кардиолог-аритмолог, врач функциональной диагностики госпиталя им П.В.Мандрыка. 

Течение ОРДС и осложнения при COVID-19

Пандемия COVID-19 простимулировала два позитивных процесса. Во-первых, консолидировала врачебное сообщество, стали бурно развиваться междисциплинарные связи. Во-вторых — способствовала развитию респираторной школы. Думаю, если бы все врачи до пандемии имели представление о неинвазивной вентиляции легких (НИВЛ), мы пережили бы пандемию с меньшими потерями. 

Задумывая Респираторную школу в апреле 2020 года, мы надеялись, что она будет благодатной почвой для расширения знаний по разным видам вентиляции легких, и эти знания пригодятся в работе с паллиативным, пульмонологическими пациентами, с пациентами с нарушениями дыхания во время сна и т. д. Чем больше врачей знают про неинвазивную вентиляцию, тем лучше для наших пациентов. Потому что COVID-19 — это частный случай дыхательной недостаточности, тогда как дыхательная недостаточность — огромная проблема, с ней сталкиваются врачи почти всех специальностей.

Респираторная школа фонда "Живи сейчас" / Alsfund.ru

Основные патологические изменения при COVID-19 происходят в дыхательной системе (острая вирусная пневмония, пневмонит, острый респираторный дистресс-синдром). Сейчас мы знаем, что ОРДС при COVID-19 нетипичный, как и тактика его ведения. По статистике 20% пациентов имеют тяжелую форму пневмонии и требуют госпитализации, а 25% из госпитализированных нуждаются в пребывании в отделении интенсивной терапии. Это как раз та часть пациентов, которая требует инвазивной стратегии вентиляции. Оставшиеся 75% – кандидаты для той или иной неинвазивной стратегии вентиляции. 

Структура и частота осложнений у пациентов с COVID-19 следующая:

15-33 % – ОРДС,

8% – острая дыхательная недостаточность по другой причине,

7-20% – острая сердечная недостаточность,

6-10% – вторичная инфекция,

14-53% – острая почечная недостаточность,

4-8% – септический шок.

У 33% пациентов, которые были в критическом состоянии, выявлялась кардиомиопатия, а у 71 % погибших был ДВС (диссеминированное внутрисосудистое свертывание).

Повреждения сердца при COVID-19

Как кардиолог, расскажу о повреждениях сердца при COVID-19.

Ранние повреждения сердца это:

8% – инфаркт миокарда как обострение коронарной болезни сердца атеросклеротической или стрессовой кардиомиопатии, 

18% – наджелудочковые нарушения ритма сердца,

8% – желудочковые нарушения, 

14% – острая остановка сердца. 

Крайне редко бывает острое легочное сердце (вследствие ТЭЛА или ОСН). А вот выпотной перикардит в той или иной степени встречается очень часто. 

Среди поздних повреждений:

33% – кардиомиопатии,

2% – сердечная недостаточность. 

Почти у всех переболевших даже в легкой форме наблюдается адгезивный перикардит (уплотнение плевры и перикарда), вызывающий дискомфорт в грудной клетке. Часто после COVID-19 на приёме у кардиолога обнаруживаются манифестация и ухудшение контроля гипертонии. 

COVID-19 и повреждения легких

Теперь сконцентрируемся на лёгких. Основным морфологическим субстратом COVID-19 является диффузное альвеолярное повреждение, и даже при легком течении болезни у большинства пациентов на КТ видны инфильтративные изменения. Даже если пациенты малосимптомные и практически без жалоб, у 88% из них выявляются изменения на КТ, хотя бы маленькие. А вот вторичная бактериальная пневмония при COVID-19  встречается редко – примерно в 12% случаев (при других вирусных заболеваниях присоединение вторичной инфекции типично и встречается чаще).

Дыхательная недостаточность при COVID-19 чаще — первого типа (гипоксическая), но нас будет интересовать более редкая дыхательная недостаточность второго типа (гиперкапническая). Она реже встречается и еще реже диагностируется, ведь люди с лёгкой и средней степенью заболевания лечатся дома, где у них никто не берёт газ-анализ, а по пульсоксиметру они классифицируются чаще как гипоксические пациенты.

Основы респираторной поддержки в паллиативной практикеОборудование, базовые методики, практические рекомендации

Особенности течения дыхательной недостаточности при COVID-19 таковы, что одышка возникает относительно поздно, в среднем через 6-6,5 дней после первых симптомов. Но если она уже возникла, до тяжёлого ОРДС проходит в среднем всего два с половиной дня. 

 Среди тех, кто находится в критическом состоянии, тяжёлая, острая гипоксическая дыхательная недостаточность является доминирующей находкой. Потребность в искусственной вентиляции лёгких у больных в критическом состоянии — от 30% до 100%. Такой большой разброс обусловлен тем, что в разных сообществах реаниматологов, в разных странах и клиниках — разный порог к интубации. Кстати, отмечу, что баротравмы развиваются нечасто, в 2% случаев, поэтому вентилировать неинвазивно — довольно безопасно даже в домашних условиях.   

Факторы риска тяжелого течения COVID-19 уже всем известны. Это пожилой возраст, курение, ожирение, хронические заболевания легких, заболевание сердца и сосудов, диабет. Я их перечисляю только для того, чтобы подчеркнуть, что одновременно это факторы риска вентиляторной недостаточности и нарушений дыхания во время сна.

Я изучила рекомендации по НИВЛ общества интенсивной терапии, Китайского торакального общества, Австралийского и новозеландского общества интенсивной терапии, Всемирной организации здравоохранения, Центров США по контролю и профилактике заболеваний, национальных институтов, Немецкого общества пульмонологов. Лучше всего неинвазивная вентиляция развита в Германии. Там все врачи имеют представление о ней, понимают, когда и кому она показана. Кроме того, многие умеют сами налаживать систему.

Поговорим о госпитализированных пациентах.

Если нет показаний к инвазивной вентиляции, то рекомендуется прон-позиция столько времени, сколько пациент сможет ее переносить, и столько, сколько будет для него безопасно (без пролежней и так далее). Надо пациентов к этому мотивировать. 

Следующий этап – низкопоточный кислород (1-6 л/мин), который есть в любом стационаре. Далее – высокопоточный кислород (6-20 л/мин) и, наконец, неинвазивная вентиляция. 

Итак, низкопоточный кислород. Критерии для эффективности (по ВОЗ): титрация SpO2 более 94%, а для поддерживающей терапии можно 90% – в зависимости от преморбида: у пациентов с ХОБЛ, допустим, меньше, а при беременности будем стараться достичь максимально возможного. Максимально возможное использование FiO2 - до 90-96%.

Согласно немецким рекомендациям нужно опираться на газ-анализ, так как периферическая сатурация и оксигенация не всегда совпадают. У итальянцев описан случай, когда прибыл пациент с уровнем периферической сатурации 67%, но чувствовал себя относительно нормально – был в сознании, дышал, ухаживал за собой. Его не стали интубировать, и он неинвазивно пережил обострение. Поэтому мы в широком смысле опираемся на периферическую оксигенацию, но если есть возможность, контролируем через артериальную концентрацию.

И обязательно следим за частотой дыхания – это один из главных критериев. К тому же подавляющее большинство авторов говорит, что нужно избегать гипероксии, чтобы не подавлять дыхательный драйв. 

При неэффективном достижении целей оксигенации переходим на неинвазивную вентиляцию или высокопоточный кислород. Признаки неэффективности низкопоточного кислорода (и на остальных ступенях тоже) – когда не снижается частота дыхания, показатели кислорода не растут до целевых цифр или снижаются, сохраняется работа вспомогательных мышц (обращаем внимание на шею!) или ухудшается гемодинамика. 

Если динамика хуже, чем ожидалось, стоит задуматься: только ли в том дело, что кислорода подается недостаточно, вентиляция плохая? Или есть какая-то другая проблема (тромбоэмболия легочной артерии, инфаркт и т. д.)? Поэтому на этапе оценки эффективности стратегии имеет смысл задуматься о дообследовании. 

Depositphotos.com

Разные общества выбирали разные преимущественные стратегии при неэффективности обычной низкопоточной канюли. В Испании это высокопоточный кислород, в Италии – шлем CPAP, в США – высокопоточный кислород, в Португалии или то, или другое, в Соединенном Королевстве – CPAP, в Китае давали высокопоточный кислород, в Австралии и Новой Зеландии – тоже, а вот в Германии предпочитали шлем. 

Система подачи высокопоточного кислорода состоит из концентратора, датчика кислорода, увлажнителя. Давление может достигать 60 литров в минуту,  FiO2 можно увеличивать до 100%. В общих показаниях по высокопоточному кислороду – гипоксемия без гиперкапнии, ОРДС, острая гипоксемическая дыхательная недостаточность любого генеза (особенно после экстубации, т.к. высокопоточный кислород, в отличие от обычного, уменьшает риск реинтубации). 

Есть очень интересное исследование, которое все время дополняется, обновляется: сравнение эффективности начальной стартовой терапии какой-то неинвазивной стратегии и ранней ИВЛ. Согласно большому китайскому исследованию на 548 пациентах, применение высокопоточного кислорода давало значительное уменьшение риска интубации и смерти при тяжелом ОРД. 

Частота применения высокопоточного кислорода на настоящий момент в разных сообществах составляет 14-63%. Накапливаются уверенные данные о снижении риска или, как минимум, неувеличении риска при использовании высокопоточного кислорода. Это важно, так как мы часто боимся, что неинвазивная стратегия ухудшит прогноз. 

Расскажу о неинвазивной вентиляции при дыхательной недостаточности на фоне вирусной пневмонии в предыдущие эпидемии. Рассмотрим три исследования. Первое – о  гриппозной пневмонии с тяжелым ОРДС. Одиннадцати из двадцати пациентов при помощи неинвазивной вентиляции удалось избежать интубации. У девяти пациентов неинвазивная вентиляция не была успешной (но у большинства из них показатели PO2/FIO2 изначально были очень низкими).

Дальше – атипичная пневмония 2004 года. 77% пациентов благодаря НИВЛ избежали  интубации и всех связанных с ней рисков и последствий. Затем эпидемия МЕRS. Было масштабное исследование четырнадцати клиник Саудовской Аравии. Они поставили себе целью попытаться вести этот синдром неинвазивно. Большая часть пациентов потом переходила на инвазивную вентиляцию, однако применение НИВЛ не увеличило 90-дневную летальность по сравнению с ранней ИВЛ. 

Таким образом, было доказано, что инвазивная вентиляция эффективна в 70% случаев при ОРДС средней и легкой степени, а в отдельных случаях – и при тяжелой. Также неинвазивная вентиляция не ухудшает отдаленный прогноз по сравнению с первичной ИВЛ даже у пациентов с тяжелой степенью ОРДС.  

Одно из исследований показало, что PO2 и  FIO2 увеличиваются быстрее и лучше, если использовать неинвазивную вентиляцию вместе прон-позицией. Далее по убывающей: просто НИВ, высокопоточный кислород плюс прон-позиция, просто высокопоточный кислород. Это еще раз подчеркивает важность позиционирования. 

Уже есть исследования об опыте применения НИВЛ при COVID-19. НИВЛ пациентам с новой коронавирусной инфекцией предлагают в 11-56% случаев (многое зависит от тактики, принятой в конкретном медучреждении). Например, в Китае некоторые центры предлагают каждому второму неинвазивную вентиляцию на старте (хотя, как мы понимаем, в стационар поступают пациенты с тяжелым течением, и это решение все-таки очень ответственное). В среднем в Китае 20% из всех пациентов получали неинвазивную вентиляцию, в Италии 11%, в США около 19%.

Исследование, основанное на случаях 141 пациента, показало, что  неинвазивная вентиляция снизила смертность по сравнению с инвазивной. С другой стороны, на инвазивную вентиляцию попадают люди в тяжелом состоянии, смертность в этой категории пациентов составляет до 80%, поэтому оценить эти данные корректно сложно. Но, согласно нескольким другим исследованиям, применение НИВЛ вместо раннего ИВЛ не ухудшало показатели смертности, что тоже важно. В целом пока нет окончательных данных по этому вопросу, но все больше авторов солидарны в том, что применение НИВЛ часто бывает более выигрышным.

Все рассмотренные авторы сходятся в том, что при легком течении болезни (PaO2/FiO2-200-300) показан высокопоточный кислород (ВПК) и прон-позиция (ПП), а при умеренном (PaO2/FiO2-100-200) предпочтительнее неинвазивная вентиляция (НИВ) и ПП. Сочетание ВПК с НИВЛ может быть лучшим вариантом.

О тактике при тяжелой степени ОРДС еще остается много вопросов. Некоторые исследователи рекомендуют раннюю эндотрахеальную ИВЛ, другие уверены, что даже при тяжелой форме заболевания и выраженной гипоксии все равно стоит пытаться использовать НИВЛ (естественно, с низким порогом к интубации и с четким отслеживанием эффективности). 

Из этого обзора исследований можно сделать вывод о том, что из-за неоднородности клинической картины пневмонии и ОРДС при COVID-19 высоко оправдан индивидуальный несхематичный подход к вентиляции.

Оказалось, что новую коронавирусную инфекцию люди переносят очень по-разному. Например,  поражение очаговое одинаковое, но у кого-то гипоксия, у кого-то нет. У одних пациентов очень выраженная одышка и перегрузка вентиляторной мускулатуры, а другие довольно спокойны. Это тоже определяет показания к вентиляции. Авторы говорят о том, что при тяжелом течении COVID-19 не всегда бывает ОРДС, а если он и развивается, то протекает нетипично, не ступенчато, поэтому не всегда типично отвечает на предложенную  по схемам ОРДС-терапию.

Параметры НИВЛ при пневмонии COVID-19

Рекомендовано начинать с низких параметров:

 ВРАР:

  • стартовать с IPAP от  8 до 10 см H2O, ЕPAP 6-8 Н2О,  FiO2 100%
  • среднее IPAP от  8 до 14 см H2O, ЕPAP 6-10 Н2О.

В общем, это неагрессивные, маленькие цифры, которые даже во время бодрствования вполне себе переносимы. 

  • СPAP: 5-8 см H2O
  • PSV 6 мл/кг +  PEEP (при очаговом поражении начинать с низких цифр, при диффузном – с более высокого РЕЕР). 

У немецких авторов в рекомендациях говорится, что если есть очаговое поражение,  консолидированное, то можно начинать вообще с минимальных цифр - 5-6, а если поражения диффузные, то с более высокого PEEP, но не выше 14.

Лучшие кандидаты для применения ранней неинвазивной стратегии — это пациенты с ХОБЛ, с гиперкапнической дыхательной недостаточностью любого генеза (нейромышечной, паллиативной, кардиогенным отеком легких, обострением астмы, после операций на грудной клетке и брюшной полости, пациенты с ожирением, иммуносупрессией). Для этой маски очень важен комплаенс, а если нет приверженности, пациент против, ажитирован, все остальное уже не имеет значения.

В исследованиях я нашла несколько интересных моментов. Пишут, что при развитии у этих пациентов дыхательной недостаточности (ДН) второго типа, гиперкапния, скорее всего, объясняется увеличением мертвого пространства. Также пишут, что если тяжелую гиперкапнию невозможно контролировать, несмотря на увеличение частоты дыхания до 35/ мин, то нужно увеличивать объем вентиляции (начинаем с 6 и можно увеличивать дальше, но не превышать PEEP более 15 и PРlat более 30 см Н2О, то есть вентиляция не должна быть слишком агрессивной). 

Оценка эффективности НИВЛ должна проводиться каждые 1-2 часа. С одной стороны, оценивать часто и подробно - сложно. С другой стороны, если благодаря этому все больше пациентов постепенно уйдет от инвазивной вентиляции, эти трудозатраты оправданы. 

Depositphotos.com

Итак, мы смотрим за падением сатурации, всегда имея в виду, что она падает не только из-за неэффективности вентиляции, но и из-за того, что пациент снимал маску, из-за того, что в этот момент произошла аспирация, и по другим причинам. То есть не обязательно сразу грешить на неэффективность инвазивной вентиляции. Если PaO2/FiO2 значительно улучшаются, частота дыхания снижается при относительно низком используемом объеме, тогда принимаем решение продолжать НИВЛ, откладывая ИВЛ. Если сатурация сохраняется на уровне 90% или снижается и сохраняется тахипноэ при использовании максимального дыхательного объема, тогда рассматривается вопрос об интубации.

Остальные общие показания к интубации: развитие гиперкапнии или наличие стойкого кашля. При стойком кашле НИВЛ проводить очень сложно и малоэффективно. Также настораживающим фактором будет увеличение работы дыхательных мышц. Еще среди показаний к ИВЛ - полиорганная недостаточность, гемодинамическая нестабильность, ухудшение психического состояния. 

Почти все авторы практикуют комбинацию неинвазивной вентиляции с кислородотерапией. Во-первых, можно давать кислород вместо неинвазивной вентиляции, когда плохо переносится маска. В этом случае можно периодически ее снимать и предлагать пациенту канюлю или высокопоточный кислород. Во-вторых, в перерывах, когда нужно поговорить с пациентом, или покормить его и т.д.  В-третьих, вместе с неинвазивной вентиляцией, когда нужно корректировать и то, и другое одновременно. Причем можно под маску поставить канюлю, а можно присоединить кислород к контуру. Допустимо использовать НИВЛ и кислород в комплексе, если при нахождении на неинвазивной вентиляции у пациента сохраняется сатурация менее 90% или напряжение кислорода менее 55 на максимально рекомендованных настройках.

Также неинвазивная вентиляция широко применяется для вининга. Это спорный момент. Может быть, в ближайшее время на эту тему появятся новые исследования, но пока авторы (например, из Германии) выступают за то, чтобы как можно раньше переводить пациента на методы с поддержкой самостоятельного дыхания, то есть экстубация тоже должна быть ранней. Это делается для того, чтобы снизить потребность в анальгетиках и в седативных средствах; снизить частоту возникновения делирия; сократить время на ИВЛ (и, соответственно, риск вентиляторной пневмонии); избежать атрофии диафрагмы.

Уже доказано, что среднее время на ИВЛ при COVID-19 значительно больше, чем при классическом ОРДС. И это отличает его от других описанных ранее ОРДС. При этом у большинства пациентов с COVID-19 наблюдается высокий респираторный драйв, т.е. одышка.

Она выражена иногда даже неадекватно гипоксемии: бывает, что одышка сильная, хотя сатурация неплохая. Это происходит в том числе из-за цитокинового шторма и прямых нейротропных эффектов этого вируса на дыхательный центр, вызывающих нейропатию. НИВЛ рекомендуется в том числе для того, чтобы после экстубации предотвратить повреждение легких. Порой в случае чрезмерных усилий на вдохе происходит перерастяжение легких из-за низкого внутриплеврального давления и высокого дыхательного объема, что может вызвать повреждение паренхимы, т.е. пациент сам себя повреждает.

Тест для специалистов. Как лечить одышку?Проверьте свои знания о лечении одышки, выберите правильную тактику лечения в предложенных случаях

Следующее – это защита диафрагмы. НИВЛ позволяет уменьшить слишком интенсивную работу мышц после экстубации, т.е. неконтролируемую одышку. Ведь если чрезмерная работа какое-то время сохраняется, возникает отек диафрагмы со снижением в последующем ее сократительной способности, из-за прямого разрушения саркомера. То есть из-за этой гиперактивности разрушается вещество мышцы. Это называется вентилятор-индуцированное повреждение диафрагмы, оно ведет к более длительному времени вентиляции и увеличению количества осложнений. 

Применять НИВЛ следует с осторожностью, учитывая опасность аэрозолизации. Основные меры предосторожности: отбор пациентов:

  • НИВЛ не подойдет кашляющим, некомплаэнтным пациентам и так далее;
  • подбор опытного персонала, обученного мерам предосторожности; палаты с негативным давлением;
  • спецодежда и защитные маски, экраны для врачей и медсестер;
  • носоротовая или полнолицевая маска (или шлем) с закрытым контуром (чтобы пациент не выдыхал на вас);
  • кислородная канюля внутрь маски или хирургическая маска поверх канюли во время проведения процедур и манипуляций;
  • бактериальные фильтры (лучше - два), на выходе из аппарата и выходе из маски. Рассеивание частиц при обычном открытом контуре CPAP — 1,5-2 метра, потому что там активные выдохи, но применение бактериального фильтра уменьшает его до нескольких сантиметров.

Рекомендации по НИВЛ при COVID-19 в домашних условиях заключаются в том, что дома НИВЛ можно продолжать с соблюдением дистанцирования, с использованием бактериальных фильтров. Возможно потребуется коррекция режима: если у пациента исходно был ХОБЛ или тяжелое апноэ, вероятно, придется сделать терапию менее агрессивной. При поступлении в стационар при отсутствии условий нужно отменить НИВЛ (если это открытый контур, чтобы не подвергать риску соседей), а если условия есть, нужно продолжить НИВЛ в стационаре, по возможности, заменив на закрытый контур.

Рекомендации для пациентов, получающих респираторную поддержку дома во время пандемии COVID-19Что делать, если установлена трахеостома, как часто обрабатывать и менять расходники для ИВЛ, о чем позаботиться, если все-таки нужно обратиться в больницу

Реабилитация после тяжелой вирусной пневмонии

Теперь расскажу о реабилитации после тяжелой вирусной пневмонии/ОРДС.

Поскольку легкие – основной “орган-мишень” вируса SARS-CoV-2, для более эффективного восстановления организма необходимо, в первую очередь, восстановление дыхательной функции. Физическая реабилитация здесь приобретает огромное значение.

Многие рекомендации по реабилитационному периоду основаны на международных рекомендациях по ХОБЛ (с некоторыми модификациями). Пациентам с сохраняющимися астеническими ощущениями особенно нужна реабилитация по восстановлению и мышечной силы, и дыхательной функции. 

Много информации содержится в “Методических рекомендациях проведения легочной реабилитации у пациентов с новой коронавирусной инфекцией (COVID-19), внебольничной двухсторонней пневмонии. Версия 1 (11.07.2020)”. Там говорится о реабилитации респираторной функции, мышечной дисфункции и так далее. Во всем мире пристальное внимание сейчас уделяется нутритивной поддержке. Говорится и о реабилитации коморбидных состояний (психологической и медикаментозной).

Цели реабилитации, в первую очередь, облегчить одышку и снять тревогу и депрессию, а в долгосрочной перспективе – максимально сохранить функциональность, улучшить качество жизни и способствовать возвращению пациента в общество. 

Методы легочной реабилитации улучшают жизнедеятельность, уменьшают одышку, улучшают качество жизни, сокращают продолжительность и количество госпитализаций, увеличивают толерантность к нагрузке, увеличивают выживаемость, увеличивают бронходилатационный эффект. 

Направления респираторной реабилитации:  

  • Тренировка самой дыхательной мускулатуры (инспираторный тренинг посредством использования тренажеров);
  • Респираторная терапия с положительным давлением (рер-терапия);
  • Длительная оксигенотерапия (ДОТ);
  • Стимуляция мукоцилиарного и кашлевого клиренса;
  • Брохолитическая терапия; 
  • Муколитическая терапия;
  • Неинвазивная вентиляция легких.

К.м.н. Зульфия Сукмарова.

Материал подготовлен с использованием гранта Президента Российской Федерации, предоставленного Фондом президентских грантов.

Использовано стоковое изображение от Depositphotos.

Горячая линия помощи неизлечимо больным людям

Если вам или вашим близким срочно необходимо обезболивание, помощь хосписа, консультация по уходу или поддержка психолога.

8-800-700-84-36

Круглосуточно, бесплатно

Домой на инвазивной вентиляции легких - не страшно ли это?

Заведующая отделением респираторной поддержки рассказывает, как готовится выписка домой человека, нуждающегося в искусственной вентиляции легких

Подробнее
Симптоматическое лечение
Домой на инвазивной вентиляции легких - не страшно ли это?

Заведующая отделением респираторной поддержки рассказывает, как готовится выписка домой человека, нуждающегося в искусственной вентиляции легких

Все о масках для неинвазивной вентиляции легких (НИВЛ)

Виды масок, правила подбора, проблемы и осложнения при использовании маски, уход за маской

Подробнее
Симптоматическое лечение
Все о масках для неинвазивной вентиляции легких (НИВЛ)

Виды масок, правила подбора, проблемы и осложнения при использовании маски, уход за маской

Длительная и ситуационная кислородотерапия на дому

Кому показана и кому противопоказана кислородотерапия, зачем измерять сатурацию при нагрузке, как подобрать кислородный концентратор, как организовать пространство

Подробнее
Специалистам
Длительная и ситуационная кислородотерапия на дому

Кому показана и кому противопоказана кислородотерапия, зачем измерять сатурацию при нагрузке, как подобрать кислородный концентратор, как организовать пространство

Пневмонии у пациентов паллиативного профиля. Часть 1

Причины, особенности клинического течения и классификация пневмоний у паллиативных пациентов

Подробнее
Важно
Пневмонии у пациентов паллиативного профиля. Часть 1

Причины, особенности клинического течения и классификация пневмоний у паллиативных пациентов

Бесплатные стажировки для специалистов паллиативной помощи

Пять программ стажировок в Московском многопрофильном центре паллиативной помощи - для врачей и медсестер, немедицинских работников, заведующих отделениями, руководителей хосписов и организаторов здравоохранения

Подробнее
Важно
Бесплатные стажировки для специалистов паллиативной помощи

Пять программ стажировок в Московском многопрофильном центре паллиативной помощи - для врачей и медсестер, немедицинских работников, заведующих отделениями, руководителей хосписов и организаторов здравоохранения

Пневмонии у пациентов паллиативного профиля. Часть 1

Причины, особенности клинического течения и классификация пневмоний у паллиативных пациентов

Подробнее
Проблемы с дыханием
Пневмонии у пациентов паллиативного профиля. Часть 1

Причины, особенности клинического течения и классификация пневмоний у паллиативных пациентов

Бесплатные стажировки для специалистов паллиативной помощи

Пять программ стажировок в Московском многопрофильном центре паллиативной помощи - для врачей и медсестер, немедицинских работников, заведующих отделениями, руководителей хосписов и организаторов здравоохранения

Подробнее
О паллиативной помощи
Бесплатные стажировки для специалистов паллиативной помощи

Пять программ стажировок в Московском многопрофильном центре паллиативной помощи - для врачей и медсестер, немедицинских работников, заведующих отделениями, руководителей хосписов и организаторов здравоохранения

Домой на инвазивной вентиляции легких - не страшно ли это?

Заведующая отделением респираторной поддержки рассказывает, как готовится выписка домой человека, нуждающегося в искусственной вентиляции легких

Подробнее
Симптоматическое лечение
Домой на инвазивной вентиляции легких - не страшно ли это?

Заведующая отделением респираторной поддержки рассказывает, как готовится выписка домой человека, нуждающегося в искусственной вентиляции легких

Все о масках для неинвазивной вентиляции легких (НИВЛ)

Виды масок, правила подбора, проблемы и осложнения при использовании маски, уход за маской

Подробнее
Симптоматическое лечение
Все о масках для неинвазивной вентиляции легких (НИВЛ)

Виды масок, правила подбора, проблемы и осложнения при использовании маски, уход за маской

Длительная и ситуационная кислородотерапия на дому

Кому показана и кому противопоказана кислородотерапия, зачем измерять сатурацию при нагрузке, как подобрать кислородный концентратор, как организовать пространство

Подробнее
Симптоматическое лечение
Длительная и ситуационная кислородотерапия на дому

Кому показана и кому противопоказана кислородотерапия, зачем измерять сатурацию при нагрузке, как подобрать кислородный концентратор, как организовать пространство

Портал «Про паллиатив» — крупнейший информационный проект в стране, посвященный помощи неизлечимо больным людям и их родным Мы помогаем родственникам тяжелобольных людей разобраться в том, как ухаживать за ними дома, как добиться поддержки от государства и как пережить расставание, а медикам — пополнять свои знания о паллиативной помощи.