Ребенок умер, лактация осталась — Про Паллиатив

Ребенок умер, лактация осталась

Milada Vigerova/Unsplash
Эксперты — о лактации при перинатальный потере
Время чтения: 5 мин.
Milada Vigerova/Unsplash
Поделиться
Поделиться

Остановить лактацию в случае перинатальной потери — история непростая не только с точки зрения физиологии, но и психологии: тело не понимает, что ребенка не стало, а женщина надеется, что этот кошмарный сон вот-вот закончится. Как максимально бережно свернуть лактацию? Всегда ли нужно это делать? Как помочь семье пережить утрату? Мы собрали советы профессионального сообщества женщинам и их семьям. 

Помочь людям оставаться родителями, даже если ребенок проживет несколько минутЧто такое перинатальная паллиативная помощь, и как она развивается в России

— У меня был опыт наблюдения такой истории, — рассказывает шеф-редактор портала «Про паллиатив» Евгения Резван. — Первого ребенка я родила в 1988 году. Обычный советский роддом, палата на шесть человек. Одна из моих соседок потеряла ребенка в родах. Не знаю, что именно случилось, но молока у нее было очень много. Она сидела и сцеживалась круглые сутки. Сцеживалась и плакала. То тихонько, то громко. Особенно когда остальным приносили кормить детей (тогда это было по часам). Ночью тоже сцеживалась — из-за этого свет не выключали. Сначала все терпели, потом начали возмущаться. А вообще никто не знал, как себя вести. И медперсонал тоже. Просто отводили глаза.

Сейчас все немного по-другому. Как правило, женщину, потерявшую ребенка, стремятся оградить от компании счастливых мам.

«До пандемии я работала в 1-м роддоме Петербурга, один специалист на все отделения. — рассказывает перинатальный психолог Дарья Соколова. — Для того чтобы донести персоналу свою необходимость, потребовался год. И только через год мне стали звонить и говорить: «Даша, у нас антенатал (то есть внутриутробная смерть на сроке беременности больше 22 недель), приезжай». 

Когда я первый раз шла к женщине с антенатальной гибелью ребенка, честно скажу, мне было очень страшно. Я обратилась в наш чат поддержки перинатальных психологов, мне сказали: «Выйдешь — пиши, мы поможем». 

В моей практике женщину с потерей перемещали в отдельную палату, честно стараясь найти комнату подальше от плачущих новорожденных. Мы предлагали, по желанию, не ходить в общую столовую. Я просила, чтобы убирали детский кювез, но примерно половина девушек говорила, что он их не смущает».

Лактогенез — способность вырабатывать молоко в грудных железах — у человеческих существ, как и у всех млекопитающих, наблюдается задолго до рождения ребенка: железа готовится к лактации уже с 16 недель беременности, а за 10 недель до родов она наполнена молозивом. В процессе родов, даже если ребенок мертворожденный, отделение плаценты от матки запускает выработку гормона пролактина. В первые 2-5 дней после родов начинается 2-й этап лактогенеза — активная выработка молока. До 14-21 дня она зависит преимущественно от гормонов, после — от опорожнения груди. 

Женщина, потерявшая ребенка, обычно не знает, что и она может обратиться к специалисту по грудному вскармливанию (и часто ей бывает совсем не до того в процессе проживания такого огромного горя). Ее тело после родов находится в ожидании встречи с ребенком, а личная драма ставит запрет на то, чтобы замечать это. Медперсонал старается помочь как можно быстрее свернуть лактацию, думая, что таким образом он избавляет потерянную маму от физиологических проблем и лишних мыслей. 

— В моём случае я прямо попала, — пишет М., несколько лет назад потерявшая ребенка. — Преждевременные роды, [ребенок родился живым]. В первый же день сказали, что я должна приносить сцеженное малышу. И я стала как маньяк пытаться хоть что-то выдавить через боль. Сказали, что это будет большим плюсом для малыша. Кормить нужно было каждые три часа.

В день его смерти ко мне никто не подошел и ничего не сказал. Я бегала в поисках врача или кого-то, кто объяснит, что делать с грудью дальше. Перетянули пеленкой, сказали принести бинт и им перетягивать. На следующий день выписалась. К вечеру грудь увеличилась вдвое и стала каменеть. На следующий день еще больше. Я просто лежала и стонала от боли весь день.

Поняла, что это не нормально, стала искать информацию. Нашла про один лекарственный препарат. В городе его не было, заказала и начала сцеживать, потому что больше не могла терпеть. В итоге на следующий день начала принимать препарат и сцеживаться отсосом два раза в день. Меньше недели потребовалось, плюс бинты, плюс обтирание камфорным спиртом. А в роддоме продолжали говорить: «Перетяни и терпи, все пройдет через две недели». Касаемо психологического момента: да, было как-то необоснованно радостно и приятно в момент сцеживания, и мне подсознательно хотелось делать это при зрителях (муж, родственники) — типа, смотри сколько молока, я бы его кормила, как надо! И не хотелось отпускать этот обряд, когда я поняла, что молоко перестало вырабатываться от таблеток. 

«Ты важна для меня всегда, а не только когда перестанешь переживать»Что переживают родители, столкнувшиеся с перинатальной потерей, потерей беременности, и как их поддержать

М. оставила этот отзыв на YouTube под прямым эфиром «Белые слезы»: лактация после потери. Курс под таким названием разработали и регулярно читают психологи фонда «Свет в руках» — самого крупного российского фонда, работающего с перинатальными утратами. По их словам, к сожалению, ситуация «перетяни и терпи» и сейчас встречается в нашей стране. Часто прибегают и к фармакологическим способам подавления лактации, несмотря на то, что ВОЗ его не рекомендует.

Самым же щадящим для женщины считается физиологический способ, когда выработка молока уменьшается постепенно и сводится на нет за 1-3 недели. Для этого нужно носить тугое белье, сцеживаться, исключать горячее питье, прикладывать к груди холодные компрессы и прочее — подробнее может рассказать грамотный консультант. 

— Специалисты по лактации ассоциируются исключительно с поддержкой грудного вскармливания ребенка, — подчеркивают психологи «Свет в руках». — А если нет ребенка, то нет и темы грудного вскармливания. Выделение молока вызывает дискомфорт, не дает забыть о случившейся утрате, сопровождается болезненными эмоциями. Женщинам может казаться, что быстрое прекращение лактации существенно улучшит их эмоциональное состояние. С этой просьбой они обращаются к врачам или медсестрам отделения, в котором произошла потеря. Но медицинскому персоналу также не хватает поддержки по вопросам взаимодействия с женщиной в ситуации перинатальной утраты. Специфика их работы предполагает выработку довольно сильных схем эмоциональной защиты. В результате они могут действовать в сложных ситуациях, принимать непростые решения, однако страдает коммуникация: врачи выгорают эмоционально и оказываются не способны уделить должное время и внимание женщине, потерявшей ребенка. Не всегда медицинский персонал готов к размеренному разговору о физиологии лактации и способах управления ею.

«Очень часто родителям приходится самим разбираться с множеством тяжелых вопросов, например, с тем, как организовать похороны малыша, — говорит Дарья Уткина, доула и клинический психолог. — И здесь может быть неоценима помощь близких, семьи: найти доулу, связаться с врачом, организовать доступ для партнера, поддержку после родов, — например, консультанта по грудному вскармливанию, который поможет завершить лактацию, потому что не всегда таблетки действуют. Консультанты показывают, как сделать, чтобы при определенном режиме сцеживания, с одной стороны, не случился травматичный приход молока, с другой — постепенно сворачивалась лактация. 

Кстати говоря, некоторые женщины выбирают сохранить лактацию, и передают свое молоко в банк донорского молока. Им обмениваются безвозмездно, подробности можно узнать на сайте «Молочная мама». Есть семьи, которые вынуждены кормить детей донорским молоком: у них малыши с очень жесткой аллергией на все виды смесей. Это опыт, через который проходят некоторые женщины при перинатальной потере: да, они потеряли ребенка, но при этом помогли кому-то еще»

Из тех, кто сознательно продолжает лактацию, некоторые жертвуют молоко отделению недоношенных в «своем» же роддоме. Кто-то становится донором в банках грудного молока: в России их три — в Москве, Уфе и Челябинске, — но они принимают молоко только у женщин, лежащих в том медучреждении, где находится банк. Есть также вышеупомянутое добровольческое движение «Молочная мама».

Запомнить короткую встречуКак устроены и для чего нужны фотосессии при перинатальных потерях

— Это довольно распространенная практика за рубежом, — рассказывает основатель движения психолог Ольга Родичева. — Мы не расспрашиваем мам о подробностях их жизни и причинах, по которым они решили поделиться молоком. Некоторые указывают в заявке, что отдают молоко в связи с потерей ребёнка. Отсюда мы знаем, что такие мамы бывают и в русскоязычном пространстве. 

Изредка встречаются случаи, когда женщины капсулируют фрагмент плаценты или каплю молока и помещают их в кулон: это то воспоминание о малыше, та его часть, которая будет с ними всегда. Как бы то ни было, максимально щадящее поддержание или сворачивание лактации после потери – такая же часть заботы о себе, как плач, еда, питье, сон, медикаменты и разговоры с близкими. 

Еще несколько полезных материалов по теме:

«Вы еще молодая, родите здорового бэбика!»Журналист Ирина Кислина - о своем опыте перинатальной потери, словах поддержки, которые не работают, и о том, как научиться жить полной жизнью дальше «Быть рядом – не значит давать советы»Психолог Алена Кизино о том, как родители переживают утрату ребенка и как им в этом помочь Жалость, которая ранитЕвгений Глаголев - о том, как и почему меняется окружение семьи, где родился тяжелобольной ребенок, какие слова и действия друзей действительно поддерживают, а какие - больно ранят

Перепечатка материала в сети интернет возможна только при наличии активной гиперссылки на оригинал материала на сайте pro-palliativ.ru

Материал подготовлен с использованием гранта Президента Российской Федерации, предоставленного Фондом президентских грантов.

Использовано стоковое изображение от Unsplash.

Поделиться
Поделиться
«Только молока прибавилось, как Тата от нас ушла»

Какой ошибки удалось избежать и почему сейчас – не стыдно

Подробнее
Уход
«Только молока прибавилось, как Тата от нас ушла»

Какой ошибки удалось избежать и почему сейчас – не стыдно

«Важно поддержать родителей на плаву, чтобы их мир перестал рушиться»

Педиатр Наталья Савва о том, почему важно обсуждать с детьми диагноз, о сопровождении семей и отказах от обезболивания

Подробнее
Уход
«Важно поддержать родителей на плаву, чтобы их мир перестал рушиться»

Педиатр Наталья Савва о том, почему важно обсуждать с детьми диагноз, о сопровождении семей и отказах от обезболивания

Маленький добрый гном...

О мальчике, который прожил три месяца и изменил всех вокруг

Подробнее
Всем
Маленький добрый гном...

О мальчике, который прожил три месяца и изменил всех вокруг

«Держись», «Я тебя понимаю», «Пришло время» — как не стоит утешать

Кризисный психолог, психолог Детского хосписа «Дом с маяком» Лариса Пыжьянова — о типичных фразах утешения и о том, что на самом деле за ними стоит

Подробнее
Всем
«Держись», «Я тебя понимаю», «Пришло время» — как не стоит утешать

Кризисный психолог, психолог Детского хосписа «Дом с маяком» Лариса Пыжьянова — о типичных фразах утешения и о том, что на самом деле за ними стоит

«Самый тяжелый ребенок все равно остается ребенком»

Директор фонда «Детский паллиатив» Карина Вартанова об образовании врачей и главных проблемах детской паллиативной помощи в России

Подробнее
Важно
«Самый тяжелый ребенок все равно остается ребенком»

Директор фонда «Детский паллиатив» Карина Вартанова об образовании врачей и главных проблемах детской паллиативной помощи в России

«Моя задача — вернуть в семью жизнь»

Психолог Детского хосписа «Дом с маяком» Наталья Перевознюк - об уважении к семье, где есть больной ребенок, о важности восстановления отношений между супругами и о том, как плакать вместе с плачущими

Подробнее
Важно
«Моя задача — вернуть в семью жизнь»

Психолог Детского хосписа «Дом с маяком» Наталья Перевознюк - об уважении к семье, где есть больной ребенок, о важности восстановления отношений между супругами и о том, как плакать вместе с плачущими

«Самый тяжелый ребенок все равно остается ребенком»

Директор фонда «Детский паллиатив» Карина Вартанова об образовании врачей и главных проблемах детской паллиативной помощи в России

Подробнее
О паллиативной помощи
«Самый тяжелый ребенок все равно остается ребенком»

Директор фонда «Детский паллиатив» Карина Вартанова об образовании врачей и главных проблемах детской паллиативной помощи в России

«Моя задача — вернуть в семью жизнь»

Психолог Детского хосписа «Дом с маяком» Наталья Перевознюк - об уважении к семье, где есть больной ребенок, о важности восстановления отношений между супругами и о том, как плакать вместе с плачущими

Подробнее
Лица паллиативной помощи
«Моя задача — вернуть в семью жизнь»

Психолог Детского хосписа «Дом с маяком» Наталья Перевознюк - об уважении к семье, где есть больной ребенок, о важности восстановления отношений между супругами и о том, как плакать вместе с плачущими

«Только молока прибавилось, как Тата от нас ушла»

Какой ошибки удалось избежать и почему сейчас – не стыдно

Подробнее
«Важно поддержать родителей на плаву, чтобы их мир перестал рушиться»

Педиатр Наталья Савва о том, почему важно обсуждать с детьми диагноз, о сопровождении семей и отказах от обезболивания

Подробнее
О паллиативной помощи
«Важно поддержать родителей на плаву, чтобы их мир перестал рушиться»

Педиатр Наталья Савва о том, почему важно обсуждать с детьми диагноз, о сопровождении семей и отказах от обезболивания

Маленький добрый гном...

О мальчике, который прожил три месяца и изменил всех вокруг

Подробнее
Психология
Маленький добрый гном...

О мальчике, который прожил три месяца и изменил всех вокруг

«Держись», «Я тебя понимаю», «Пришло время» — как не стоит утешать

Кризисный психолог, психолог Детского хосписа «Дом с маяком» Лариса Пыжьянова — о типичных фразах утешения и о том, что на самом деле за ними стоит

Подробнее
Общение
«Держись», «Я тебя понимаю», «Пришло время» — как не стоит утешать

Кризисный психолог, психолог Детского хосписа «Дом с маяком» Лариса Пыжьянова — о типичных фразах утешения и о том, что на самом деле за ними стоит

Портал «Про паллиатив» — крупнейший информационный проект в стране, посвященный помощи неизлечимо больным людям и их родным Мы помогаем родственникам тяжелобольных людей разобраться в том, как ухаживать за ними дома, как добиться поддержки от государства и как пережить расставание, а медикам — пополнять свои знания о паллиативной помощи.

Почему это важно