Что делать с вещами близкого человека после его смерти — Про Паллиатив

Что делать с вещами близкого человека после его смерти

Настя Сваровская. Фото Веры Сальницкой
С чего начинать, куда пристраивать, что самое трудное и почему вынести вещи на мусорку — не единственный вариант
Время чтения: 11 мин.
Настя Сваровская. Фото Веры Сальницкой
Поделиться

Смерть близкого — это не только горе, но и необходимость разобрать вещи, оставшиеся после человека. Мы поговорили с людьми, которые ответственно подошли к этому процессу.

Настя Сваровская, куратор сообщества «Космос» в Яндекс.Кью, рассказала, как разбирала дом своего папы, ориентируясь на важные для нее принципы осознанного потребления.

Вторая жизнь вещей

«Папа жил отдельно, а это значит, что вещей, с которыми нужно было попрощаться, гораздо больше, чем если бы мы жили вместе, — рассказывает Анастасия, — ведь нам, например, от стиральной машины не нужно было бы избавляться, мы бы продолжали ею пользоваться.

Когда он умер, передо мной встала задача — разобрать сто с лишним квадратов площади, на которой находятся его вещи. Это было своеобразным вызовом: я понимала, что это займет много времени, а также физических, эмоциональных и моральных сил. К тому же, я веду достаточно осознанный и экологичный образ жизни, поэтому решение выбросить вещи на помойку исключалось. Мне было важно дать вещам вторую жизнь, найти, куда их пристроить, чтоб они продолжали приносить пользу».

Юрий Борисович Кувшинов (папа Насти) и его дом. Фото Никиты Колесова

Разбор Анастасия начала с сортировки одежды: «Все вещи нужно было разложить по пакетам: отдельно теплые вещи, отдельно шапки-шарфы-перчатки, отдельно штаны, костюмы, летнюю одежду. Отвезла всё домой, нужно было всё это перестирать, чтобы потом отдать. На одну только стирку ушло две недели. Очень хорошие вещи складывали отдельно — их мы отнесли в Благотворительный магазин Gusto. Он занимается сбором и сортировкой ненужной одежды, часть которой продают в магазинах, часть передают нуждающимся людям и часть отправляют на переработку».

Остальные вещи, которые не подходят для продажи, Анастасия передала в благотворительный фонд, где их раздадут малоимущим людям, бездомным и тем, кто попал в сложную жизненную ситуацию. Здесь всегда  востребована мужская одежда и обувь, особенно зимняя и теплая. «Обувь мы тоже мыли, чистили — это обязательный процесс, — поясняет Анастасия. —  Вещи в благотворительные фонды нужно передавать только в хорошем состоянии — исправные, с работающими молниями и застежками, с целыми швами, без дырок и пятен. Это то, что будут носить другие люди, и стоит отнестись к ним с уважением».

Далеко не всегда срабатывает сценарий «я решил сделать доброе дело, отдам даром книги и вещи — приезжайте и забирайте». Приедут и заберут только что-то действительно уникальное, нужное, полезное. А всё остальное придется пристраивать самостоятельно. Нужно будет постоянно всё сортировать, фотографировать, описывать, складывать, паковать, грузить и развозить. 

Теплые вещи сложили в большие сумки, остальные — в прозрачные пакеты. Фото из личного архива

Посуду Настя рекомендует раздавать друзьям, отдавать в благотворительные магазины или предлагать в группах в соцсетях вроде «Отдам даром». «Фотографирую, выкладываю, люди приезжают, забирают. Хорошие комплекты, что-то красивое я предложила сначала друзьям, а оставшееся — уже незнакомым людям. Кастрюли, сковородки, особенно подгоревшие, — для них нужно искать акции по сбору вторсырья (расписание акций Москвы и Подмосковья можно найти здесь — прим.ред)».

В небольших городах можно обратиться в церковные общины, там нередко бывают готовы забрать пригодную для ношения одежду и обувь, предметы домашнего обихода, иногда мебель, и раздать это нуждающимся. 

Как старая обувь поможет спортсменам, а ковры — животным

Обувь, которую уже нельзя использовать, Настя отвезла в обувной магазин Rendez-Vous, где два года назад стартовала программа утилизации. Во всех магазинах Rendez-Vous на территории России можно сдать ненужную обувь, которая потом отправится на Дмитровский завод резинотехнических изделий. Там ее резиновую часть (подошва) переработают в крошку вместе со старыми шинами, а из полученного сырья сделают покрытие для детских и спортивных площадок.

Если вещи старые и не подходят для носки,их сдают на переработку. Ветошь принимают в фонде «Второе дыхание», программы переработки одежды есть в магазинах H&M и Monki, постельное белье принимает IKEA. Найти ближайший к вам пункт приема ненужных вещей можно на этой карте. «Я такие вещи складывала в отдельные пакеты, клеила на них наклейку «ветошь» и отвозила в пункты приема старой одежды, — говорит Настя. — Программы утилизации крупных магазинов для меня не вариант, потому что я не хочу поддерживать большие корпорации, мне важно поддержать небольшой социальный бизнес». 

Еще один способ с пользой избавиться от некоторых вещей — отвезти их в приюты для животных. Здесь пригодится всё то, из чего можно сделать подстилки, особенно зимой, когда животным нужно дополнительное тепло. «У папы остались шерстяные кофты, но уже с дырочками, и я их отвезла в приют для животных, — говорит Настя. — Туда же отправился старый ковер, предварительно хорошенько вымытый. Старые пальто и куртки тоже можно везти, их там разрезают на подстилки». Также в приюты можно везти старые кастрюли и миски: они нужны для приготовления еды и кормления животных.

Человек умер. Что делать и как пережить?Как справиться с чувством вины и приступами страха. Когда слезы бывают целительными, а когда становятся разрушительными. Почему важно слушать себя и не скрывать эмоции.

Отпустить книги и завершить горевание

«С книгами было тяжело, — рассказывает Настя. — Книг и бумаг у папы было огромное количество. Что-то я, конечно, оставила себе, а от большинства надо было избавиться. Очевидный путь — библиотеки, но и там берут далеко не всё. Поэтому все также придется начинать с сортировки. Я все книги, пригодные для дальнейшего использования, фотографировала, составляла список, помечала, в каком они состоянии. Этот список вместе с фотографиями книг я рассылала в ближайшие ко мне библиотеки и университеты, они выбирали то, что им нужно. Надо понимать, что, скорей всего отвозить книги придется самостоятельно — один раз ко мне приехали, а два раза я отвозила сама. Всякие неактуальные, старые и истрепанные, «непонятно фантазийные», как я их называю, отправились в макулатуру. Туда же пошли бесконечные стопки бумаг, которые, правда, сначала пришлось разбирать — это безумно долго и тяжело, занимает много времени. Мне нужно было найти некоторые документы, поэтому приходилось читать каждую бумажку».

Как расстаться с библиотекой в три с лишним тысячи книг, оставшейся как память о папе и бабушке.

История Модеста Осипова из Москвы.

«Я всю жизнь живу в одной и той же квартире, до меня в ней жили мои родители и бабушка. Когда бабушка и папа умерли, мама переехала, а я женился, стало понятно, что квартира требует расхламления. Очень много места занимала библиотека, и она представлялась мне единым целым, кенотафом бабушке и отцу, которые её собирали. (Кенотаф — это символический надгробный памятник, который находится не там, где лежат останки покойного, — прим.ред).

Любое покушение на её целостность я считал кощунством. Наверное, полтора года мне понадобилось, только чтобы переосмыслить своё отношение, найти силы разобрать книги.

Оказалось, что значительная их часть мне не интересна, и книги, возможно для кого-то полезные, заживо погребены в этих шкафах. Сам разбор книг занял несколько дней: эти остаются, эти можно попробовать продать, эти — отдать. В ближайшем МФЦ нашелся буккроссинг, за пару месяцев я отнес туда несколько сот книг — просто в рюкзаке. Ещё несколько сотен разом забрали ребята из сервиса вывоза книг (якобы для региональных библиотек, но точно не знаю). Продажа растянулась примерно на полгода, в какой-то момент появился даже своеобразный азарт букиниста-спекулянта.

В итоге около двух с половиной тысяч книг я подарил, отнес в библиотеку и буккроссинг, продал. Словом, отпустил на свободу. Кажется, с ними вместе я отпустил и бабушку, и папу, завершился долгий цикл горевания. Остались только те книги, которые эмоционально мне близки и интересны.

Отдельное прощание было с картотекой. Оставить её, не оставив книги, я счел лицемерием и отнёс карточки во вторсырьёвую помойку. Выбрасывать бабушкин многолетний труд было чуть ли не больнее, чем расставаться с книгами, но так было честно. А каталог библиотеки я оставил на память».

 

Работа горяПережить — значит осознать случившееся, принять изменения в жизни, адаптироваться в измененной ситуации и постепенно заменить чувство страдания и боли на спокойную память

Утилизировать всё, что утилизируется 

«Электронику и технику нужно утилизировать, если она старая или сломанная. У папы такой ноутбук, и я собираюсь сдать его в утилизацию. Там осталось много файлов, их нужно разобрать, но пока у меня на это нет времени, поэтому для начала я хочу просто скачать все файлы на флэшку. Если техника в рабочем состоянии,её всегда можно продать на том же Авито, в группах «Отдам даром» или передать в благотворительный фонд, например, где работают с пожилыми. Также есть сервисы, которые готовы приехать к вам и забрать технику, иногда еще и заплатить за это небольшие деньги. Обычно это касается хорошей бытовой и электротехники, которую забирают на запчасти. У моего папы оказалась очень старая и никому уже не нужная стиральная машина, и я с трудом нашла компанию, которая забрала ее именно на утилизацию, а не на запчасти».

Сервисы, которые предлагают экологично избавиться от ненужного: Один из крупнейших проектов в России — Собиратор, он занимается раздельным сбором отходов, которые передает на переработку в партнерские предприятия. Можно сдать мелкую и крупную технику в исправном и неисправном состоянии, макулатуру, текстиль и одежду из хлопка — на ветошь, некоторые виды книг в хорошем состоянии, стекло, диски, металл и многое другое.

На этой карте собраны контакты местных организаций и инициативных групп, занимающихся экологичной переработкой отходов. Карта постоянно обновляется, она охватывает всю территорию России — от Магадана и Владивостока до Мурманска и Калининграда, включает не только крупные города, но и небольшие поселки.

Ещё один ресурс — это экологическое движение «Раздельный сбор». На сайте можно найти карту с пунктами приема вторсырья и экологично избавиться от неисправной бытовой техники, бумаги, стекла, металла и других отходов.

Запомнить короткую встречуКак устроены и для чего нужны фотосессии при перинатальных потерях

Ценные вещи и бесценные воспоминания

Помимо утилитарных предметов, которые могут быть еще кому-то полезны, после человека остаются предметы, которым вроде бы трудно найти применение. То, что составляло хобби человека, например нарисованные им картины, рукоделие, памятные подарки и сувениры, любимые украшения. Ценные для человека вещи, от которых избавиться не поднимается рука. Как быть с ними?

«У отца такие вещи тоже были, — говорит Настя. — Например, его рыбацкие грамоты. Его самодельные люстры. Пепельницы. У меня папа был рыбак и жил на воде, осталось много предметов, связанных с его образом жизни. Что-то мы, конечно, забрали себе на память. Например, часы в виде корабельного руля. Отвезем на дачу, повесим на стену — они отлично впишутся в интерьер. Что-то еще лежит в пакете, и мне только предстоит разобрать эту память и придумать, как ее хранить. Несколько таких вещей (светильник, сделанный папой вручную, шашлычница, часы) мы отдали папиным друзьям на память. Если с чем-то тяжело расставаться,я бы забрала такие вещи и хранила их дома. Возможно, когда пройдет несколько лет, то будет уже не так тяжело эмоционально расстаться с ними. У меня такие вещи тоже есть — просто лежат, ждут своего часа».

Папин баян. История Маши Коковой:

«Папин дом мы готовили к продаже вместе с мебелью и другими предметами, но баян я забрала себе. Просто потому что это музыкальный инструмент, к которому я трепетно отношусь, -- как можно оставить баян?!

Я тогда училась в университете и узнала, что мой одногруппник Влад хотел играть на аккордеоне. А я ему предложила баян. Он согласился и даже хотел заплатить, но я сказала, что я просто подарю, это баян моего отца, и мне стыдно перед инструментом, что он не звучит, а стоит у тёти в чулане. Взяла с него обещание, что он будет играть. И вот через несколько месяцев, когда мы были у Влада в гостях, он сказал: “Кстати, я научился играть «Хава нагилу», сейчас исполню!” И сыграл. Я была очень рада».

Осознанное потребление и правильный настрой

«Я живу в другом городе, и поэтому разбор папиных вещей не получилось сделать быстро,  говорит Настя. Что-то я разбирала сразу после похорон, но потом уехала, и всё неразобранное еще полгода пролежало там в коробках. Поэтому так получилось, что я не накинулась на все это сразу,  дала вещам отлежаться и немного остыть. Сейчас подхожу ко всему этому с холодной головой, так проще. Если есть возможность, лучше разбирать потихоньку, по частям, за один подход сделать всё не получится. 

Труднее всего было расстаться с тем, в чем папа чаще всего к нам приходил или что мы ему дарили. Шарф, например, который я ему подарила и он редко носил, я отдала своему молодому человеку. Пакет с шапками прямо на месте отдали рыбакам, даже не стирали, они сразу забрали. Когда-то я делала в подарок папе фотоальбом — теперь он у нас и будет храниться, это значимая такая вещь для нашей семьи»

Настя Сваровская. Фото Веры Сальницкой

Почему нельзя просто отнести всё на мусорку? 

Во-первых, человек с этим жил — и как-то не очень красиво брать и выбрасывать половину его жизни. Хотя я знаю, что нередко люди так и делают, и наверняка у них для этого есть свои причины. Что-то просто по закону запрещено нести на мусорку — ту же крупногабаритную технику, например. 

А второй момент — мне важно осознанное потребление, и я немного горжусь, что утилизирую папины вещи правильно. Да, он сам не занимался раздельным сбором отходов, но он мои принципы разделял. И сейчас мне приятно, что я правильно распорядилась тем, что осталось, и после его смерти его вещи получили вторую жизнь и могут кому-то послужить.  

Анкета-завещаниеВаши пожелания для близких и медиков на случай тяжелой болезни и последних дней жизни

Родные дали мне возможность распоряжаться вещами и предметами отца так, как я посчитаю нужным. У нас не было завещания и никаких распоряжений от папы, как поступить с его наследием, а жаль. Ведь это облегчило бы мне жизнь. Я бы не чувствовала такую большую ответственность в принятии решений. Я бы знала, что делать не только с вещами, но и с файлами на компьютере и с аккаунтами в соцсетях. 

Я задумалась обо всем этом после папиной смерти, а еще о том, что, когда я умру, мне хотелось бы, чтобы все было по-моему. И если тяжело заболею — тоже. Я хотела бы оставить моим близким четкие инструкции, что делать: думаю, так им было бы легче.

Чтобы предусмотреть все моменты — медицинские, юридические, бытовые, лучше воспользоваться специальной анкетой-завещанием. У меня ушло примерно 20 минут, чтобы ее заполнить, ведь все надо было хорошо обдумать. Считаю, что к этой анкете полезно время от времени возвращаться, пересматривать какие-то вещи. Например, раз в год или раз в два года. Ведь с течением жизни мы меняемся, а еще мне кажется полезным иногда задумываться на эту тему». 

Вместе с сообществом «Экология» на Яндекс.Кью мы проводим опрос о том, когда можно начинать разбор и утилизацию вещей тяжелобольных близких. Нам очень важно знать ваше мнение. Присоединяйтесь к голосованию и обсуждению на странице опроса.

Материал подготовлен с использованием гранта Президента Российской Федерации, предоставленного Фондом президентских грантов.

 

Поделиться
День памяти: не праздник, не поминки - что это такое и для чего нужно?

Как и зачем организуются ежегодные встречи для тех, кто потерял близких, и что еще можно сделать для них. Своим опытом делятся психологи Зоя Ускова и Динара Гильфантинова

Подробнее
Личный опыт
День памяти: не праздник, не поминки - что это такое и для чего нужно?

Как и зачем организуются ежегодные встречи для тех, кто потерял близких, и что еще можно сделать для них. Своим опытом делятся психологи Зоя Ускова и Динара Гильфантинова

«Смерть близкого – это опыт, который важно правильно пройти»

Психолог Оксана Орлова о чувствах, страхах и потребностях умирающего человека и его близких

Подробнее
Родственникам
«Смерть близкого – это опыт, который важно правильно пройти»

Психолог Оксана Орлова о чувствах, страхах и потребностях умирающего человека и его близких

О помощи, спасателях и белых конях

Кто определяет, что лучше для подопечного: он сам или социальный работник, который приходит ему помогать? Не отнимает ли чрезмерная забота свободную волю человека и возможность самому распоряжаться своей жизнью?

Подробнее
Родственникам
О помощи, спасателях и белых конях

Кто определяет, что лучше для подопечного: он сам или социальный работник, который приходит ему помогать? Не отнимает ли чрезмерная забота свободную волю человека и возможность самому распоряжаться своей жизнью?

Нюта Федермессер: «Я бы очень хотела, чтоб моя работа научила меня радости»

Интервью с Нютой Федермессер, вошедшее в книгу «Вера в большом городе»

Подробнее
День памяти: не праздник, не поминки - что это такое и для чего нужно?

Как и зачем организуются ежегодные встречи для тех, кто потерял близких, и что еще можно сделать для них. Своим опытом делятся психологи Зоя Ускова и Динара Гильфантинова

Подробнее
Развитие паллиативной помощи
День памяти: не праздник, не поминки - что это такое и для чего нужно?

Как и зачем организуются ежегодные встречи для тех, кто потерял близких, и что еще можно сделать для них. Своим опытом делятся психологи Зоя Ускова и Динара Гильфантинова

«Смерть близкого – это опыт, который важно правильно пройти»

Психолог Оксана Орлова о чувствах, страхах и потребностях умирающего человека и его близких

Подробнее
Конец жизни
«Смерть близкого – это опыт, который важно правильно пройти»

Психолог Оксана Орлова о чувствах, страхах и потребностях умирающего человека и его близких