8-800-700-84-36 Круглосуточно, бесплатно Горячая линия помощи
неизлечимо больным
людям

Арт-терапия — не то, чем кажется

Почему в России арт-терапию часто не воспринимают всерьез? Может ли зеленый карандаш помочь прожить горе? Какие практики можно сделать самостоятельно — вместе с больным близким?

Арт-терапия — не то, чем кажется

Почему в России арт-терапию часто не воспринимают всерьез? Может ли зеленый карандаш помочь прожить горе? Какие практики можно сделать самостоятельно — вместе с больным близким?

Когда мы слышим «арт-терапия», у многих из нас всплывает такой образ: вокруг стола сидят женщины и валяют из войлока сумки или бусы. Или такой: по ватману ползают дети и оставляют отпечатки ладошек в краске. 

Это то, чем арт-терапия не является.

Что такое арт-терапия? 

Арт-терапия — это не про «красиво нарисовать» и весело провести время. Это даже не про результат, а про творческий процесс, через который можно выразить сложные чувства, уменьшить тревогу и проработать старые, «больные» травмы. Проводником в этом действии становится специалист — дипломированный арт-терапевт, который сам прошел не один час личной психотерапевтической практики и умеет создать безоценочную комфортную среду. 

Так карандаши, комочки глины, маркеры, пластилин, краски, бумага, пастель и даже лего становятся инструментами для проживания всего, что сложно выразить словами, но можно «выгрузить» с помощью рук. В процессе получается художественный объект, который вы рассматриваете и интерпретируете вместе с терапевтом. Иногда это готовое художественное произведение, вокруг которого можно построить беседу. 

Арт-терапия прекрасна тем, что само по себе творчество — приятный, безобидный и медитативный процесс, в который погружаешься на 100%. «Картина не может обидеть и ранить», — сказала в одной из лекций Кристин Керр, доктор психологических наук, глава отделения клинической арт-терапии Университета Лонг-Айленда в Нью-Йорке. 

Сессии арт-терапии можно проводить с детьми и взрослыми, в группе или индивидуально. 

Инклюзивный музей: как устроены программы для людей с инвалидностьюЧто такое культурная инклюзия и как музеи открываются для людей с инвалидностью

Как это работает?  

Нине 36 лет. Недавно она переехала в Москву и устроилась на работу медсестрой в онкологическое отделение больницы. В последнее время она стала часто раздражаться («кто-то кашляет в автобусе — хочется ударить»), срываться на 5-летнем сыне, мучиться от головных болей, с трудом просыпаться. Можно было бы предположить, что так влияет работа с «тяжелой темой», но в своем родном городе Нина работала ровно в такой же области несколько лет. 

Нина поняла — что-то не так. Но она скептически относилась к психологам, ей были ближе разговоры по душам с друзьями. Однажды подруга посоветовала ей арт-терапию — и дала контакт Лады. Нина решила попробовать: кисти и бумага не так пугали ее, как «открыть душу чужому человеку». 

Арт-терапевт выслушала историю Нины и предложила поработать с акварелью, но заметила, что Нина напряглась: любые краски у нее ассоциировались с уроками академического рисунка, где все строго. Кроме того, Нина «боялась все испортить», а краски невозможно стереть. Тогда терапевт протянула простой карандаш и лист бумаги, попросила Нину нарисовать человечка в формате «палка-палка огуречик».    

Нина нарисовала человека в саду возле дома. 

Лада уточняет: Этот человек только что пришел — или он, наоборот, уходит? 

Нина: Приходит. 

Лада: А откуда он пришел? 

Нина: С работы.

Лада: Он устал? 

Нина: Да.

Лада: Но он решил не идти сразу в кровать, а задержаться в саду?

Нина: Наверное.

Лада: Как вы думаете, почему? Может, ему захотелось полить цветы?

Нина: Ну да. Да, наверное, полить цветы.

Лада: Ждет ли его кто-то в доме? 

Нина: Нет. 

В этот момент Нина почувствовала, что в ней поднимается раздражение, которое она испытывает каждый день. Лада заметила это и рассказала, что есть чувства, которые принято считать «отрицательными», но злиться — совершенно нормально и естественно. Терапевт предложила Нине дорисовать в саду цветы и каждому дать имя в виде того, что ее злит или обижает. 

Среди цветов Нины был такой: «Бесит, что я должна все делать одна». В дальнейшем диалоге с терапевтом выяснилось, что Нина пережила болезненное расставание с мужем, но внешне «держала себя в руках» и даже смогла переехать с сыном в Москву, чтобы доказать, что справляется в одиночку. 

Терапевт подтвердила, что иногда случаются травмирующие обстоятельства, на которые мы не можем повлиять — такие ситуации остается только принять. Она отметила силу воли Нины и ее целеустремленность. И предложила персонажу произнести то, что Нина сказала бы бывшему мужу, без какой-либо цензуры — человечек в поле один и никто его не услышит. 

Далее Лада вместе с Ниной трансформировали рисунок так, чтобы он перестал печалить: самый «обидный» цветок превратился в огромную яблоню, которая дала красивые плоды. И пририсовали другого человека в окне, чтобы было ясно — дома кто-то ждет. 

Нина ушла с чувством легкости и освобождения, а также осознанием, что не следует перекладывать на мужа ответственность за перемены — только она может решить, как лучше. 

«Раковый больной обязан стать эгоистом»Говорить или нет о своем диагнозе в соцсетях и публичном пространстве

Если это такой мощный инструмент, то почему в России это не популярно? 

«Главная причина — для нашей страны это относительно новая практика. В Россию арт-терапию привезли только в 90-е. За рубежом эта практика закономерно выросла из исторических событий намного раньше, — рассказывает Анна Ше, клинический арт-терапевт и руководитель студии арт-терапии «САМО» в Москве. — Ветеранам Первой мировой войны в одном из госпиталей в Англии предложили заниматься скульптурой. Оказалось, что те, кто посещал художественную студию, реабилитировались быстрее. У нашей страны не было такой естественной встречи с этим явлением».

Не успел этот вид терапии прижиться в России, как «арт-терапией» — симпатичным и модным западным термином — стали называть то, что ею не является. «Подключились коммерческие институты: заимствовали его и красиво продавали, называя арт-терапией любые творческие мастер-классы. Люди приходили — и видели продукт, который ничем не отличался от привычных активностей, кроме названия, — продолжает Анна. — Сейчас российское сообщество арт-терапевтов прикладывает много сил, чтобы разрушить этот образ». 

Помимо этого, в российской культуре наблюдается пренебрежение ко всему «детскому» — оно приравнивается к «несерьезному». Так как процесс арт-терапии часто похож на игру, он автоматически обесценивается: «Я что, маленький?».

Есть ли люди, которым арт-терапия совсем не помогает или не подходит? 

Есть ситуации, в которых арт-терапия не может быть основной практикой, а только вспомогательной: зависимости (булимия, анорексия, алкогольная зависимость и другие), клинический диагноз (депрессивный эпизод и так далее). В этом случае должно быть комплексное лечение: арт-терапию лучше сочетать с сессиями у психиатра. 

Также есть люди, у которых долгий процесс входа в арт-терапию. Это не значит, что арт-терапия им не подходит — просто нужно подобрать то, что сработает. Если человек думает, что он не видит образы и не обладает образным мышлением, можно воздействовать через слух, осязание или движение (например, через танец).  

Фото из архива студии «САМО»

Может ли помочь арт-терапия паллиативным пациентам? 

Арт-терапия для взрослых 

Если у взрослого человека обнаружили заболевание, которое ограничит продолжительность его жизни, арт-терапия поможет ему, в первую очередь, принять диагноз и печальный прогноз. 

Через творчество реально выразить страх болезни и смерти, чувство одиночества, найти утешение. Также творчество — отличный проводник для восстановления отношений с членами семьи. 

Арт-терапия может показать тяжелобольному человеку, что у него еще есть силы и он может самостоятельно ими распоряжаться. Хотя бы на уровне «я могу держать в руках карандаш». Для этого важно использовать специальные адаптированные художественные материалы — например, карандаш или кисточку для ослабленной руки, мягкие материалы вроде масляной пастели. Так человек не встретится со страхом перед беспомощностью. Ощущение «я все-таки могу самостоятельно» влияет на все физические показатели. 

Есть и еще одна вещь. В конце жизни многим важно осмыслить ее, оставить что-то после себя. Поэтому создание творческих работ, фиксация воспоминаний или написание писем тем, кто останется — тоже важные приемы арт-терапии.  

Кукла-друг: помочь ребенку принять себя и не бояться леченияКак устроена кукла-помощник для пациентов, их близких и врачей и для чего она нужна

Арт-терапия для болеющих детей и подростков 

Рисование, игра, музыка — естественный для детей способ общения с окружающим миром. В то время как облечь чувства и переживания в слова многим детям сложно. Даже если удается начать разговор, дети часто пытаются уберечь взрослых от волнений: они улавливают реакцию взрослых и понимают, что тема болезненна. 

С помощью арт-терапии ребенок может перенести тревогу, пугающие фантазии, чувство вины на предметы — а не на людей или себя. А для родителей арт-терапия — способ увидеть, насколько ребенок понимает суть происходящих событий, поддержать его. 

В учебнике «Паллиативная помощь детям» под редакцией Э. Голдман, Р. Хейна и С. Либена (Oxford university press) приводится история мальчика Уэсли, который вылепил глиняную фигурку, изображающую сцену нападения на него акулы: 

«Девятилетний Уэсли был направлен к психологу из-за вспышек агрессии, которые случались у него дома. За несколько лет до этого у мальчика было выявлено дегенеративное заболевание ЦНС, и он все сильнее нуждался в инвалидной коляске. Пока Уэсли лепил фигурку, он говорил сам с собой о том, какая акула большая и сильная и как она кусочек за кусочком поедает его ноги. Этот разговор не только символически выражал то, что испытывал Уэсли по мере того, как ему все труднее становилось передвигаться; из дальнейшего разговора выяснилось, что над ним издеваются в школе. Чувство беспомощности и неспособность ответить обидчикам или убежать от них тяжело сказывались на мальчике. Обращение за помощью (взрослые узнали, а работники школы постарались прекратить издевательства) оказалось весьма эффективным». 

Фото из архива студии «САМО»

Арт-терапия увлекает всех участников и позволяет переживать интерес, увлеченность, азарт, несмотря на постоянную травмирующую память о терминальном диагнозе. А ребенок проживает свою обычную детскую жизнь, где не одиноко и не страшно. 

Можно разыграть с ребенком пьесу на воображаемой сцене, а через героев выразить чувства: погоревать, поругаться, похохотать, поплакать. Например, дать ребенку пластилинового колобка, а родителю — зеленый карандаш. Колобку приклеить слезу или опустить уголки рта, чтобы показать, что ему грустно. Зеленый карандаш проявляет заботу и спрашивает, что случилось, не болен ли колобок. Выслушивает и предлагает колобку погрустить вместе. Они сидят рядом и грустят. А после — придумывают, как им не грустить. Колобок должен поделиться своим ритуалом: выпить чай с шоколадкой, посидеть под деревом и почитать книгу, спеть. Так, опираясь на ответ ребенка, можно определить, какие занятия помогают ему расслабиться. Родитель и ребенок могут отправиться в воображаемое путешествие в такое «безопасное место» — это станет способом релаксации.

«Одиночество детей — это очень страшно, это смерть до смерти»Интервью с психологами Александром Кудрявицким и Натальей Клипининой о том, почему «правда ради правды» и «заговор молчания» иногда одинаково опасны для болеющего ребенка и его семьи.

Арт-терапия для родственников и друзей больного 

Близкие больного тоже испытывают сильные чувства. Арт-терапия поможет выплеснуть их. Самое простое, что может предложить арт-терапевт — «сгружать» чувства на бумагу. Например, завести дневник (желательно, симпатичный — с оформлением, наклейками, вкладышами). Если человеку сложно формулировать мысли на бумаге, предложить использовать фразы «мне тяжело», «мне плохо», «мне страшно». 

Иногда на творческой волне родственник начинает документировать в этом дневнике слова и истории своего близкого. 

Что делать, если сил на арт-терапию у больного уже нет? 

Для совместного занятия творчеством, конечно, нужны силы — моральные и физические. Если есть хотя бы минимальная возможность, что человек согласится — пробуйте. Но, если силы на нуле, близкого может только огорчить ваше предложение. 

Погладьте его, просто сядьте рядом. Можно будто на ладони нарисовать что-то своей рукой. Спойте тихо любую песню, даже самую дурацкую колыбельную из мультфильма. Только не ждите, что он повернется и начнет подпевать. Не ждите ничего. Просто пребывайте вместе с ним — здесь и сейчас. 

Во многих семьях принято сдерживать чувства — ведь тяжело и невыносимо показывать больному, что все плохо. Но если бесконечно перепрыгивать ту часть, где горько и больно, эти чувства копятся и тревожат всю оставшуюся жизнь. 

Через магию творчества у тяжелобольного ребенка или взрослого, а также у всех, кто рядом, появляется возможность побыть в ином пространстве — пусть и ненадолго. Отыграть страхи, радости, ужасы. Получить новые силы. Арт-терапия — это про выдох и возможность вдоха. 

Перепечатка материала в сети интернет возможна только при наличии активной гиперссылки на оригинал материала на сайте pro-palliativ.ru

Материал подготовлен с использованием гранта Президента Российской Федерации, предоставленного Фондом президентских грантов.

https://pro-palliativ.ru/blog/art-terapiya-ne-to-chem-kazhetsya/
Поделиться

Горячая линия помощи неизлечимо больным людям

Звоните круглосуточно и бесплатно, если:
· не знаете, как помочь вашему тяжелобольному близкому,
· хотите узнать, как ухаживать за вашим близким дома,
· вы растеряны, потеряны и вам нужна поддержка психолога.

8-800-700-84-36

Круглосуточно, бесплатно

Портал «Про паллиатив» — крупнейший информационный проект в стране, посвященный помощи неизлечимо больным людям и их родным Мы помогаем родственникам тяжелобольных людей разобраться в том, как ухаживать за ними дома, как добиться поддержки от государства и как пережить расставание, а медикам — пополнять свои знания о паллиативной помощи.

Почему это важно