Поддержка близких после смерти родственника: немецкий опыт — Про Паллиатив
Горячая линия
помощи неизлечимо
больным людям
8-800-700-84-36 Круглосуточно, бесплатно
Проект благотворительного фонда
помощи хосписам «Вера»
Горячая линия помощи
неизлечимо больным людям
8-800-700-84-36 Круглосуточно, бесплатно

Поддержка близких после смерти родственника: немецкий опыт

Photo: Zoltan Tasi / Unsplash
Когда с человеком, пережившим смерть близкого, надо говорить, а когда - оставить в покое? Почему горюющего может бросать из смеха в слезы? Как еще может проявлять себя скорбь?
Photo: Zoltan Tasi / Unsplash
Поделиться
06 сентября 2019
Поделиться

Вспомните ситуацию, когда умирал кто-то близкий у вашего друга, знакомого или коллеги. Кто из нас не был в замешательстве? Как утешить? Фразой «Держись!», помощью в организации похорон, деньгами? А дальше что? Отвлекать? Оставить в покое?

С горем потери близкого сталкиваются постоянно специалисты паллиативной помощи, и обычные люди. Чтобы поддержать родственника ушедшего пациента, нужно знать, как это правильно делать. Предлагаем познакомиться с практикой такой поддержки, которая применяется в немецком «Центре долгосрочного ухода Людвиг-Штайль-Хофф». Об этом рассказала на Саммите медсестер в Москве Катя Петкер, старшая медсестра, заведующая одним из стационаров Центра.

В Германии каждая клиника имеет право свободно выбрать концепцию траура, или концепцию переживания утраты, по которой она будет работать с родственниками, сопровождать их после смерти близкого. Этих концепций несколько, и нет никакой «обязаловки», какой из них придерживаться.

После того, как умирает наш пациент – не важно, лежал он у нас в стационаре или находился дома, и мы наблюдали его – мы не бросаем его родственников, не оставляем их одних в беде, а стараемся сопровождать их. И уже на протяжении пяти лет работаем в соответствии с концепцией переживания утраты по Шмидинг (создатель модели – Рутмарайка Шмидинг, немецкий педагог. Потеряв близкого ей человека, стала изучать процессы, которые происходят с людьми в этот период), которая описывает, что переживает человек на каждом этапе своего траура.

Что такое траур? Это внешняя форма выражения печали или горя по причине утраты близкого человека. Это понятие применяется и когда речь идет о смерти общественного деятеля, крупного государственного деятеля, трагической гибели большого количества людей. Но, конечно, наиболее остро мы переживаем смерть близкого человека.

Я хотела бы познакомить вас с моделью траура по Шмидинг. Почему так важно ее знать? Это знание поможет как родственникам умершего, так и персоналу медицинского учреждения.

Ничего не зная об этапах горевания, о том, как человек реагирует на утрату и какие фазы в своем горе проходит, иногда можно подумать, что он притворяется, что его реакции наигранные.

Бывает трудно понять, что с ним происходит, откуда у него те или иные эмоциональные проявления, и как ему помочь. А эта модель как раз дает понимание того, как человек переживает свою потерю. Это помогает поддерживать страдающего родственника, чтобы он смог снова встать на ноги и дальше идти по жизни. Конечная цель этой модели - помочь родственнику найти ресурсы и возможности, которые дадут ему силы жить дальше, после утраты.

Чувство вины перед умершим близким: как в нем разобраться?Когда умирает близкий человек, часто возникает чувство вины: недодал, не сказал, не сделал, а теперь уже ничего не поправишь. Всегда ли эта вина – справедлива, или за ней кроется что-то другое?

В этой модели рассматривается не только эмоциональная сторона переживания смерти близкого человека. Траур влияет на все области жизнедеятельности - на психику, на духовные аспекты, на сознание, когнитивные функции, на социальную сторону, поэтому мы рассматриваем человека в комплексе его проявлений.

Если посмотреть на траур в целом, выделяют четыре фазы боли:

  • «время шлюзов»,
  • «время Януса»,
  • «время лабиринта»,
  • «время радуги».

Сложность заключается в том, что горевание, траур - это не линейный процесс: эти фазы могут повторяться, возвращаться, причем по многу раз. Вы, наверное, слышали про стадии принятия смерти по Элизабет Кюблер-Росс? Она выделяет пять фаз: отрицание, гнев, торг, депрессия, принятие. Эти этапы переплетаются между собой, могут чередоваться, повторяться, поэтому так сложно быть рядом с переживающим человеком: сегодня он спокойный, умиротворенный, завтра - он опять мечется, злится, послезавтра у него депрессия, апатия.

Точно так же и здесь: все эти этапы перемещаются, поэтому бывает очень тяжело понять человека, находящегося в трауре, в горевании, очень непросто его поддерживать и сопровождать.

 Время шлюзов. Этот самый короткий из четырех периодов, он длится с момента смерти близкого и до его похорон. И это единственная фаза из четырех, которая не повторяется, поэтому очень важно учитывать культурные и религиозные потребности человека в этот момент.

Конечно, очень многое зависит от того, была ли смерть внезапной, допустим, в результате несчастного случая, или ожидаемой, после долгой болезни. Естественно, внезапная смерть переносится гораздо тяжелее, болезненнее, и процесс горевания затягивается.

В общем охарактеризовать эту фазу можно такой метафорой: кораблем необходимо управлять, и необходим «охранник шлюза», который открывает шлюз, чтобы корабль перешел из одного бассейна в другой, то есть обеспечивает переход из одного состояния в другое. Иначе скорбь может перелиться через край.

Я представляю эту ситуацию так: человек умер, и пока он болел, лежал у нас в учреждении, он был капитаном корабля. Этого человека не стало, значит, сейчас капитаном этого корабля должен стать кто-то другой, и этот другой должен вести корабль до тех пор, пока не пройдут похороны. Что это значит? Прежде всего, он должен быть Человеком с большой буквы: уметь слушать, промолчать, где нужно, поддержать, прийти, пожать руку, просто посидеть рядом. Такие действия облегчают скорбь, снимают частично ее эмоциональную тяжесть.

Безусловно, сопровождающему необходимо быть внимательным и бесконечно терпеливым, чтобы быть в состоянии выслушивать одни и те же истории по много раз. Каждый из нас, я уверена, кто проходил эту фазу, замечал, что человек, потерявший близкого, родного, способен по десять раз рассказать одну и ту же историю, связанную с умершим, постоянно возвращаться к ней. В конце концов, слушатель начинает думать: «Да я не хочу это выслушивать в одиннадцатый раз!».

Быть услышанным – и в десятый, и в одиннадцатый, и в сто одиннадцатый раз – очень важно для человека в трауре! Таким образом он как бы перерабатывает свое горе, ищет следующий шаг, чтобы дальше идти по жизни.

Это особенно характерно для периода «шлюза».

В этот момент необходимо протянуть руку скорбящему: навещать его, выслушивать, помогать организовывать достойные похороны и поминки. Нужно стараться оградить страдающего в этот период от каких-то камней преткновения, дополнительных переживаний, которые усугубляют страдания. Переживающий утрату часто испытывает чувство вины, чувство, что он что-то недоделал, недодал: «Если бы я тогда был рядом…», «Если бы мы организовали похороны так…», - такие переживания ложатся дополнительным грузом на плечи человека в трауре, и он несет этот груз дальше. Поэтому очень важно, чтобы было сделано все, что можно сделать, чтобы снять этот груз с плеч человека: с ним надо говорить, поддерживать его, слушать, помогать с похоронами, помогать в решении возникающих задач. Важно, чтобы в это время скорби перед человеком открывались и другие индивидуальные пути, чтобы человек сделал следующий шаг.

Вторая фаза траура - это время Януса.  Почему Януса? Это двуликий бог времени в древнегреческой мифологии: одно лицо молодое, другое – лицо старика. У человека в этой фазе тоже «два лица»: одно – то, которое он показывает окружающим, обществу, второе он прячет, скрывая то, что с ним на самом деле происходит (например, приходит домой и долго плачет в подушку, или ему чудится, будто он слышит голос умершего, но он боится кому-то рассказать об этом, чтоб его не сочли за сумасшедшего).

Photo: Sydney Sims / Unsplash

И в этой фазе очень многое зависит от того, умер ли человек внезапно, или его смерть была ожидаема. Если это произошло внезапно, то с родственником, по возможности, не надо говорить об умершем, в этот период такие разговоры будут для него дополнительной нагрузкой, стрессом, тяжестью. Придет время, и скорбящий сам созреет для таких разговоров. Пока он сам не говорит об умершем, не надо его провоцировать на такие разговоры. Надо просто быть рядом, сопровождать, слушать, но - не говорить. А если смерть была ожидаема, здесь, наоборот, очень важно в этой фазе говорить с родственниками: обсуждать похороны, говорить о том, как умерший жил, обо всем, что связано с ним. Каждый такой разговор приносит облегчение, укрепляет человека и дает ему ресурсы, чтобы сделать следующий шаг, чтобы обрести, как я всегда говорю, твердую почву под ногами и идти дальше по жизни.

Вот похороны позади: что происходит дальше с людьми, которые переживают смерть близкого? В процессе горевания они начинают обращать внимание на даты, соотносить определенные дни с событиями, прошедшими рядом с умершим: следят за календарем, вспоминают, когда этот человек родился, в какое время попал в больницу и т.д. То есть они как бы еще раз переживают все случившееся.

У людей, переживающих утрату, часто бывают нарушения сна – мы все это знаем. Это время слез и сомнений. Человек уже потратил много сил на похороны, и он понимает, что дальше ему предстоит тяжелый путь. У него пропадает аппетит, он не спит, у него может возникать ощущение, что он сходит с ума.

В 2005 году умерла моя мама. В то время еще не было этой программы сопровождения родственников. И уже после ее смерти, после похорон в один из дней я пришла с работы, переступила порог дома и услышала, как мама мне по-немецки говорит: «Катя, это ты?». Я ответила: «Да», но я же знала, что мамы больше нет.

Я испугалась тогда, подумала: «Ну все, я схожу с ума». Но когда я стала обсуждать этот эпизод с коллегами, выяснилось, что это вполне нормальное явление в период, когда человек находится в этой фазе траура: в его организме происходят изменения, возникает ощущение, что время остановилось. Это всё – нормальная реакция скорбящего человека. Любимого человека больше нет, но для скорбящих он рядом. Многие ощущают знакомый запах ушедшего, слышат его голос, чувствуют прикосновение.

Часто люди продолжают соблюдать все привычные семейные ритуалы, как и раньше, когда близкий был жив, – накрывают стол, варят еду на такое же количество членов семьи, как и раньше. Они словно по инерции все еще живут с умершим близким. Все эти действия отражаются на смене фаз траура, это часть процесса, и человека в любом случае надо поддерживать. Скорбящие зачастую боятся кому-то рассказать о том, что испытывают, но выговориться им очень важно! Поэтому у нас создаются группы траура, горевания: раз в месяц или раз в несколько месяцев мы приглашаем родственников, потерявших своих близких, на встречу, чтобы они могли выговориться и получить поддержку. И если видно, что у человека есть потребность в психиатрической помощи - у него депрессия, суицидальные мысли - мы предлагаем помощь такому родственнику.

Третья фаза - это фаза лабиринта. Это самое ядро горевания, когда происходит «переработка» горя. В принципе, этот этап можно представить так: траур - это рюкзак, это ноша на плечах. И с этой ношей человек входит в лабиринт, шагает по нему вперед, спотыкается, блуждает, возвращается назад, на старое место. Он ищет выход, старается выйти из этой фазы! В конце концов, выход есть, и мы все это знаем. Человек выйдет из этого лабиринта, - и рюкзачок будет с ним, да, но – уже не такой тяжелый, как вначале. Переживающий утрату уже понял, принял, что умершего нет рядом с ним, он понял, что его жизнь продолжается, а ушедший остается в его сердце. К концу этого периода человек полностью осознает реальность потери и с осознанием этой потери идет дальше по жизни.

Говорить или не говорить с ним в этот период? Здесь все индивидуально. Независимо от фазы, если человек принимает вашу помощь, открыт к разговорам, надо их поддерживать – вспомнить об умершем, быть рядом. Но если скорбящий отклоняет вашу помощь, надо отойти в сторону и просто наблюдать. И быть готовым помочь, выслушать, когда будет нужно.

Последний этап – это фаза радуги. Пережив, переработав горе, человек идет дальше по жизни и снова обретает возможность радоваться. Это окончание времени скорби, жизнь идет своим чередом, но никто не забыт. Умерший становится частью новой жизни.

Но даже на этом этапе возможен возврат, обратно, в предыдущую фазу. Кто сопровождал скорбящих, тот знает, что они сегодня могут смеяться, а завтра – безутешно плакать. На все подобные проявления нужно реагировать спокойно – смеяться вместе с тем, кто смеется, плакать с тем, кто плачет. Но если вы замечаете психические отклонения, нужно предложить помощь врача-психиатра.

Эти перепады в душе человека - нормальны. Постепенно он приходит к осознанию, что, даже скорбя, можно жить дальше и наслаждаться жизнью.

 

 

Поделиться
06 сентября 2019
Поделиться

Горячая линия помощи неизлечимо больным людям

Если вам или вашим близким срочно необходимо обезболивание, помощь хосписа, консультация по уходу или поддержка психолога.

8-800-700-84-36

Круглосуточно, бесплатно

Как помочь семье в горе и горевании после тяжелой утраты

Фрагмент из книги Джастина Эмери «По-настоящему дельное руководство по паллиативной помощи детям для врачей и медсестер во всем мире» о том, как дети переживают горе и могут ли они посещать похороны

Подробнее
Психология
Как помочь семье в горе и горевании после тяжелой утраты

Фрагмент из книги Джастина Эмери «По-настоящему дельное руководство по паллиативной помощи детям для врачей и медсестер во всем мире» о том, как дети переживают горе и могут ли они посещать похороны

«Быть рядом – не значит давать советы»

Психолог Алена Кизино о том, как родители переживают утрату ребенка и как им в этом помочь

Подробнее
«Быть рядом – не значит давать советы»

Психолог Алена Кизино о том, как родители переживают утрату ребенка и как им в этом помочь

Митрополит Антоний (Блум): слово к сотрудникам и волонтерам Первого Московского хосписа

Размышления митрополита Сурожского Антония о том, как можно помочь болеющему человеку

Подробнее
Всем
Митрополит Антоний (Блум): слово к сотрудникам и волонтерам Первого Московского хосписа

Размышления митрополита Сурожского Антония о том, как можно помочь болеющему человеку

Александра Славянская: "Люди нуждаются в том, чтобы с ними говорили о смерти"

Смерть — часть нашей жизни. И горе, к сожалению, тоже. Но там, где есть несправедливость потери, есть и утешение — любовь и понимание того, что наши близкие ушли в любви.

Подробнее
Александра Славянская: "Люди нуждаются в том, чтобы с ними говорили о смерти"

Смерть — часть нашей жизни. И горе, к сожалению, тоже. Но там, где есть несправедливость потери, есть и утешение — любовь и понимание того, что наши близкие ушли в любви.

Смерть, которой ждут

Епископ Пантелеимон (Шатов) - о собственном опыте переживания смерти близкого, христианском отношении к умиранию и утешении верующего человека

Подробнее
Важно
Смерть, которой ждут

Епископ Пантелеимон (Шатов) - о собственном опыте переживания смерти близкого, христианском отношении к умиранию и утешении верующего человека

"С принятием смерти мы вернули в жизнь семьи то, что называется качеством"

Отец паллиативного ребенка - о трудном пути принятия болезни и смерти, изменении картины мира, о жизни здесь и сейчас

Подробнее
"С принятием смерти мы вернули в жизнь семьи то, что называется качеством"

Отец паллиативного ребенка - о трудном пути принятия болезни и смерти, изменении картины мира, о жизни здесь и сейчас

Смерть, которой ждут

Епископ Пантелеимон (Шатов) - о собственном опыте переживания смерти близкого, христианском отношении к умиранию и утешении верующего человека

Подробнее
Смерть, которой ждут

Епископ Пантелеимон (Шатов) - о собственном опыте переживания смерти близкого, христианском отношении к умиранию и утешении верующего человека

"С принятием смерти мы вернули в жизнь семьи то, что называется качеством"

Отец паллиативного ребенка - о трудном пути принятия болезни и смерти, изменении картины мира, о жизни здесь и сейчас

Подробнее
"С принятием смерти мы вернули в жизнь семьи то, что называется качеством"

Отец паллиативного ребенка - о трудном пути принятия болезни и смерти, изменении картины мира, о жизни здесь и сейчас

Как помочь семье в горе и горевании после тяжелой утраты

Фрагмент из книги Джастина Эмери «По-настоящему дельное руководство по паллиативной помощи детям для врачей и медсестер во всем мире» о том, как дети переживают горе и могут ли они посещать похороны

Подробнее
Как помочь семье в горе и горевании после тяжелой утраты

Фрагмент из книги Джастина Эмери «По-настоящему дельное руководство по паллиативной помощи детям для врачей и медсестер во всем мире» о том, как дети переживают горе и могут ли они посещать похороны

«Быть рядом – не значит давать советы»

Психолог Алена Кизино о том, как родители переживают утрату ребенка и как им в этом помочь

Подробнее
«Быть рядом – не значит давать советы»

Психолог Алена Кизино о том, как родители переживают утрату ребенка и как им в этом помочь

Митрополит Антоний (Блум): слово к сотрудникам и волонтерам Первого Московского хосписа

Размышления митрополита Сурожского Антония о том, как можно помочь болеющему человеку

Подробнее
Митрополит Антоний (Блум): слово к сотрудникам и волонтерам Первого Московского хосписа

Размышления митрополита Сурожского Антония о том, как можно помочь болеющему человеку

Александра Славянская: "Люди нуждаются в том, чтобы с ними говорили о смерти"

Смерть — часть нашей жизни. И горе, к сожалению, тоже. Но там, где есть несправедливость потери, есть и утешение — любовь и понимание того, что наши близкие ушли в любви.

Подробнее
Александра Славянская: "Люди нуждаются в том, чтобы с ними говорили о смерти"

Смерть — часть нашей жизни. И горе, к сожалению, тоже. Но там, где есть несправедливость потери, есть и утешение — любовь и понимание того, что наши близкие ушли в любви.